Поиск
x
Журнал №190, июль 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Удивительная история Саратова глазами краеведа Екатерины Ракитиной

Записал интервью Владимир Севриновский
07 октября 2014
/upload/iblock/23b/23bb3ce5043f745fe5d78d40b6419ca7.jpg
Проспект Кирова (до 1917 года Немецкая ул.) - одна из центральных улиц Саратова. Автор фото: A.Shalaev.
/upload/iblock/6f6/6f68ad233d3aa79e51a1521111dd0b07.jpg
Памятник Петру Столыпину - российскому реформатору, премьер-министру и саратовскому губернатору. Автор фото: Edmund Gall.
/upload/iblock/4ad/4adb6c54977d4b91dfd24bf0c44e2b76.jpg
Памятник Радищеву у входа в Саратовский художественный музей. Этот музей, открытый в 1885 году внуком русского прозаика Алексеем Боголюбовым, стал первым общедоступным художественным музеем в русской провинции. Автор фото: Edmund Gall.
Этот материал - итог встречи нашего редактора Владимира Севриновского с Екатериной Ракитиной, филологом и краеведом из Саратова. Мы решили, что рассказ Екатерины о ее родном городе достоин небольшой статьи на нашем сайте.
Она считает, что любовь придумал Еврипид, а лучшее на свете кино снято по мотивам комиксов. Студенты прозвали ее Фафниром, и при взгляде на огненные волосы и странные крапчатые глаза понимаешь, почему имя легендарного дракона-оборотня так легко прижилось. Она панически боится публичных выступлений и может разговаривать на интересующие ее темы до бесконечности, да так, что заслушаешься. А еще филолог Екатерина Ракитина знает и любит родной город. Мы сидели в московском кафе, но я чувствовал, что мчусь по истории Саратова, как болид по бобслейной трассе, и мои редкие вопросы лишь слегка корректировали направление этого стремительного повествования.

Столица Золотой Орды
Больше всего наш город прославил Грибоедов. Даже те, кто в Саратове никогда не был, знают, что там деревня, глушь и есть тетка. Хлестаков был помещиком Саратовской губернии. Его село Подкатиловка сейчас в городской черте. Теперь ему памятник сделать хотят, а заодно и тетке как самой известной горожанке. Мужику с гармошкой уже поставили на центральной улице, равно как и холостому парню, которого, в отличие от женатого, не любят. Зато с ним все фотографируются.
/upload/iblock/660/660ccd6449fb5d2a7d5f6f8db7d9f91c.jpg
Edmund Gall Памятник саратовской гармошке. Установлен на проспекте Кирова в 2009 году.
Мы – бывшая летняя ордынская столица Укек, где дядя Марко Поло останавливался по дороге в Китай. Это был город-космополит, в торговом квартале которого жили генуэзцы и венецианцы. Сейчас сверху стоит поселок Увек, и копать можно только на его окраине или если кто-то пустит археолога в огород, искать под чесноком древние реликвии. Находят китайское стекло, арабскую керамику… Однажды под самой стеной откопали завернутый в остатки холста скелет кошки с прижизненным повреждением лапы. В природе она бы не выжила, но кости срослись. Стало быть, кошечка в XII веке сломала лапку, ее вылечили, она дожила до почтенных лет и была похоронена в чистой тряпочке в углу двора.

Находка для филолога
А еще в Саратове повсюду немцы. Поэтому город по-азиатски медленный и по-немецки осмотрительный. В нем до 1924 года существовали Советы образца февраля семнадцатого. Здесь основной принцип: «Работает – не трожь!» Немецкая улица, нынешний проспект Кирова, была выставочная, с самыми дорогими отелями и магазинами. Гостиница «Европа», построенная предприимчивыми староверами, похожа на тортик с кремом. Вроде и Европа, но все равно купеческая. Напротив стоит гостиница «Россия», воздвигнутая немцами, а потому похожая на замок. Поэтому в Саратове была загадка: «Что находится между Россией и Европой?» с ответами либо «Немецкая улица», либо «трамвай». Сейчас, правда, «Россия» в большом упадке. Да и немцев осталось мало – немногие вернулись после депортации, и те, в основном, эмигрировали в девяностые. Когда мы, будучи школьниками, ездили в колхоз, отправились как-то на деревенскую почту родителям позвонить. Следом зашла бабушка в платочке, чуть ли не в тапочках на босу ногу, повернулась к нам, сказала «Гутен таг!», и давай с почтальоншей лопотать по-немецки. Заводская немецкая деревня всегда говорила на родном языке, причем образца XVII века. Филологи там выли от восторга.

Неуловимый профессор
Саратов был ближним тылом Сталинградской битвы, поэтому чуть ли не на каждом старом здании есть мемориальные доски о том, что там размещался эвакогоспиталь. С тех пор у нас великолепная школа военной хирургии, основанная профессором Миротворцевым. Тот был выпускником императорского медицинского и военврачом еще с Первой мировой. За ним приходили раза четыре, но никак не могли арестовать, поскольку он то на Халхин-Голе, то на Финской, то где-то еще. Так это дело и бросили. Гагарин учился в саратовском индустриальном техникуме, впервые поднял самолет в воздух в нашем авиакружке, у нас же и приземлился после полета в космос – благодатная почва для мифологии. Так что при техникуме возник народный музей Гагарина, больше похожий на храм с камланиями вокруг бронзового бюстика.

Александр Второй, ставший Чернышевским
/upload/iblock/8ba/8ba9cd7eba8b84a85fa7e15d04ef617b.jpg
Edmund Gall Чернышевский, пришедший на смену памятнику Александру Второму, и Саратовская консерватория — первое в российской провинции высшее музыкальное учебное заведение (основана в 1912 году).
Первая провинциальная консерватория – после Петербурга, Москвы и Варшавы – была построена в виде ганзейской ратуши с пятью воющими собаками на фасаде. По городскому преданию, они символизируют пять членов городского совета, которые были против проекта. Только представьте – рядом стояли ратуша консерватории, лютеранская кирха, домовая церковь архиерея – эдакий собор Василия Блаженного в стиле модерн, пряничный домик с немыслимыми луковками - и городской собор, который потом взорвали. А посередине высился памятник Александру Второму, окруженный аллегорическими фигурами – деяниями царя-освободителя. Отмена крепостного права – крестьянин с плугом, реформа образования – женщина с книгой учит ребенка. Балканские войны символизировала болгарка с младенцем, а синодальную реформу – священник. Александра, естественно, снесли, но постамент, чтобы не пропадал, отдали под Дзержинского, который как нарком путей сообщения до сих пор стоит спиной к вокзалу, подобно Муссолини в Милане. Если зайти Феликсу в тыл, можно прочесть четко выложенное винтами «Императоръ Александръ». А на месте самого Александра стоит грустный Чернышевский, смотрит на мир и не знает, что делать. Аллегорические фигуры потерялись все, кроме женщины с книжкой и ребенком. Она долго стояла перед детским корпусом больницы, потом ее назначили памятником первой учительнице и перевезли к областному отделу образования. Первого сентября к ней возлагают цветы. Декоративные цепи, окружавшие императора, эдакие оковы царизма, отошли станции юннатов. В квартале от призрачного Александра, ставшего Чернышевским, памятник Столыпину, который был здесь губернатором. В наш город даже перевезли кресло из киевского театра, где его застрелили, вместе с окровавленной шинелью. Стоит он перед городской администрацией с торчащей из кармана шпагой, смотрит на бронзового Ленина, а сам срисован край в край с памятника Александру Второму. Даже четыре аллегорические фигуры вокруг, хоть и не такие осмысленные. Поэтому в народе он зовется «Пятый элемент». Возле набережной расположился Федин, который еще и Паустовский. Скульптор Кибальников начинал ваять Паустовского, но тут поступил заказ на Федина, и он заготовку быстренько подрихтовал. Поэтому смотришь – вроде бы, Федин, а заходишь с другой стороны – нет, Паустовский. Он еще с трубкой, но ее, как назло, курили оба. Со стороны кажется, что это не трубка, а стопарь. Сидит такой задумчивый дядюшка и никак не может решить, Федин он или Паустовский.

Музей внука Радищева
Здесь отставной брандмейстер на свои деньги сделал городской водопровод. Больницу построила купчиха, причем здание спроектировали без внутренних углов – чтобы мыть было удобнее. В Саратове появились первый в мире театр для детей и первый в провинции общедоступный художественный музей, основанный внуком Радищева, который, несмотря на сопротивление властей, назвал его в честь опального деда. Тут почти ничего не сносят, всему находится применение. Иногда я думаю, что будь в России побольше Саратова, она была бы намного радостнее и здоровее.