Поиск
x
Журнал №190, июль 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
Путешествия

Северная Италия: цвета Венето

Текст: Ольга Любимова
13 марта 2013
/upload/iblock/732/732ee647660a37f7b0e3a880add9b8d6.jpg
Фото: SIME/Fotosa
/upload/iblock/72a/72aada978d3adcbaaa81e8c61dba7fd9.jpg
Прато-делла-Валле – самая большая площадь в Италии.
Фото: Cuboimages
/upload/iblock/efd/efde77a029c559fe37e869de10b52ea1.jpg
В Падуе выпускники университета отмечают вручение дипломов.
Фото: Hemis/East News
/upload/iblock/968/968d244c6ed9b2c0c2c87820365a7fa1.jpg
Гранд-канал в Венеции каналом в строгом понимании не является: это бывшая протока между островами лагуны.
Фото: SIME/Fotosa
/upload/iblock/d59/d59e1a2ab16b954d3d560397b0ba0900.jpg
Окрестности Падуи славятся своей ветчиной прошутто-ди-Монтаньяна.
Фото: SIME/Fotosa
/upload/iblock/caa/caa23aebd100da18d73c1f995ea93abc.jpg
Сувениры с изображением св. Антония продаются повсюду в Падуе, и почти везде он держит младенца Христа.
Фото: SIME/Fotosa
/upload/iblock/89c/89c4b17c8ddd093adbaa6bcb8e766849.jpg
Бурано – родина кружевного искусства.
Фото: Hemis/East News
/upload/iblock/4d9/4d96ea4248c0908683f6de234ec7cc04.jpg
Грудь Джульетты протирают до дыр: приходится запаивать металлом.
Фото: Masterfile
/upload/iblock/c24/c249ee4f873c5777e930f461b0a4a1a9.jpg
Мост Понте-Пьетра – самый старый античный мост Вероны.
Фото: Hemis/East News
/upload/iblock/cc6/cc61c9e561adf08bcb7e8106bd18c7e1.jpg
Дом с легендарным балконом изначально принадлежал семье даль Капелло (прообраз Капулетти).
Фото: Cuboimages/East News
/upload/iblock/4fa/4fad5fd048a82cb52e64f0a8f064167c.jpg
Узкая улочка виа Стелла ведет к дому Джульетты.
Фото: Hemis/East News
/upload/iblock/ba6/ba662a309815cf5b6100956e5c5c2431.jpg
По периметру внутреннего дворика дворца Бо – изображения учителей и студентов: Коперника, Галилея, Данте.
/upload/iblock/707/7078a077172a2c328dfffd87b2b757e0.jpg
В окрестностях Падуи сотня известных вилл.
Фото: MARKA/East News
/upload/iblock/05a/05a6a17ccedabbc5db36cd7f849e51fd.jpg
Мопед – лучшее средство передвижения по Вероне.
Фото: Hemis/East News
Корреспондент NGT проехала по региону Венето, заблудилась в лабиринте садов, попробовала шприц, оценила свойства лечебных грязей. И главное – полюбила Италию еще сильнее.
Как-то раз на Сицилии мне пришлось спросить дорогу у одного южанина. Он подсказал верное направление, а потом переспросил: «Вы же с севера Италии?» Лучшего комплимента моим стараниям заговорить по-итальянски было не придумать. Теперь, собираясь на север, мне так хотелось почувствовать себя местной. Напиши мейл cв. Антонию Аккуратно разворачиваю серебряную фольгу с синими звездочками. Неизвестно, для чего эти Bacetti покупают чаще: ради самой конфеты или все-таки записки с предсказанием? Читаю: «Важно знать, как наслаждаться своей судьбой». Кто-кто, а итальянцы не только знают как, но и умеют. Эта парочка уже 15 минут целуется на лужайке: никак не могут оторваться друг от друга. А вот девушка, облокотившись на мраморную статую одного из ученых мужей, увлеченно читает книгу. Рядом мальчик ест мороженое с таким удовольствием, что невольно начинаешь оглядываться в поисках джелатерии, где продают счастье в вафельном рожке. Я в центре Падуи. Одно из самых красивых мест города – Прато-делла-Валле. По овальному периметру не то площади, не то парка стоят 78 мраморных скульптур, призраками отражаясь в канале. Главное – оказаться здесь не в субботу, когда территорию вокруг занимают ярмарочные палатки, загораживая собой всю красоту. Совсем рядом находится базилика Святого Антония. Местные называют ее совсем просто – Иль Санто. Святой Антоний – покровитель города, хотя сам родился в Лиссабоне. К гробнице святого выстраивается очередь из паломников со всего света. Его просят об исцелении от болезней и возможности найти потерянные вещи или благодарят за то или другое. Специально для обращений к святому в базилике предусмотрены бланки для записок. Для тех, кто с желаниями не определился, указан даже специальный адрес электронной почты: dearsaintanthony@mess-s-antonio.it. Долго думаю, что попросить, и записываю мейл то ли святого, то ли его помощников. Вообще неплохо бы найти справочник со всеми мейлами святых, чтобы не мучиться с долгими паломничествами, а сразу из дома отправлять письма святым. Вот только часто ли они проверяют почту? Скульптуры и рельефы для главного алтаря создал сам Донателло. А позади высокого алтаря находятся девять капелл, богато украшенных драгоценными камнями. Здесь хранятся мощи святого, включая самую ценную часть – язык. Известно, что Антоний часто выступал на публике и разрешал конфликты. К базилике примыкают монастыри, а на ее общей территории много внутренних, очень уютных двориков – уходить из этого места совершенно не хочется. Впрочем, дорога в «чентро сторико» – так называется исторический центр любого итальянского города – довольно симпатичная. Пешеходная зона Падуи буквально кишит студентами, и виной тому – Падуанский университет, основанный в 1222 году. Один из старейших в мире и второй в Болонье, он приютил много великих умов. В частности, здесь преподавал Галилео Галилей. На его лекции, по словам современников, ломились толпы студентов, а правительство содействовало научным изысканиям. Считается, что в Падуе Галилей создал больше всего научных работ, но потом уехал во Флоренцию, и ничем хорошим это не кончилось. У современных студентов нет Галилея, и занятия выглядят несколько иначе: один парень в огромном подгузнике предлагает забрасывать его кетчупом и майонезом. Желающих много. Все действо происходит вокруг палаццо делла Раджоне, напоминающего гигантский сундук с резьбой. Пройдя через арку, оказалась в тихом сквере. Внимание привлек киоск, где сидел дедушка и увлеченно собирал очки. Справа от него лежали старые оправы всех цветов и размеров, слева – стекла: коричневые и зеленоватые... Он с таким энтузиазмом подбирал приблизительно похожие по форме стекла и давал им вторую жизнь в бэушной оправе, словно сам о другой жизни никогда и не мечтал.

Да будет цвет!

Путешествия на итальянских поездах заслуживают отдельного рассказа. Про красивых местных людей, например. Мне хотелось сказать, что я безбилетный пассажир (что было бы неправдой), только бы контролер с внешностью поп-иконы находился в вагоне на пять минут дольше. Утешало лишь то, что поезд вез меня в Венецию – одну из первых красавиц, если речь идет о городах не то что Италии, а вообще всего мира. Сойдя с электрички, сложно поверить, что вот так сразу можно оказаться на Гранд-канале. Выходишь из здания самого обыкновенного вокзала – и мимо уже проплывают моторные лодки, гондолы, вапоретто и такси-катера. И вновь кажется, что этот город – чудо из чудес, что прекраснее этих мостов и дворцов ничего быть не может. Но в этот раз я хочу попасть на острова, которые окружают город. Самый дальний северный конец лагуны стоит того, чтобы целый час томиться в переполненном вапоретто. Первая остановка – остров Мурано. Едва успев сойти на берег, туристы прилипают к витринам с муранским стеклом. Их даже жаль – надо же что-то выбрать: вазу или графин, браслет или сережки. Со стеклом в Венеции работают с X века. Во избежание пожаров на Мурано переселили мастеров-стеклодувов, создающих изделия, которые нельзя было встретить нигде в мире. А желающих покинуть остров и, значит, раскрыть секреты ждала смертная казнь. Да и сегодня истинные мастера с неохотой отрываются от печей, чтобы удовлетворить любопытство публики. Мне очень хотелось узнать об истории стеклодувов больше, но, к сожалению, музей стекла оказался закрыт. Впрочем, я покидала остров без покупок и сожалений, ведь меня ждал самый яркий из всех островов – Бурано. После величия Венеции кажется, что оказался в деревне. Вместо стекла на витринах появляется кружево, как на салфетках, которые в детстве по особым случаям бабушка доставала из шкафа. На острове пахнет свежей рыбой. Заказываю любимое итальянское блюдо – фрито мисто – смесь жаренных во фритюре маленьких осьминожек и кальмаров. Вкусная еда, игрушечные палаццо – они раскрашены в самые яркие цвета – в совокупности действуют на туземцев одинаково: улучшается настроение, никуда не спешишь, хочется только улыбаться.

Лабиринты виллы Пизани

Много лет назад богатые венецианцы бежали. Должно быть, от городской суеты. Вдоль реки Брента, которая медленно перетекает в Гранд-канал, как жемчужины, рассыпаются красавицы-виллы. Все они расположены довольно далеко друг от друга; многие из них частные и закрыты для посещений, поэтому самый правильный способ осмотреть хотя бы фасады – сесть на прогулочный кораблик, который ползет по зеленой воде Брента так медленно, что утки обгоняют его без труда. По воле случая на лодке я оказалась в компании пожилых итальянцев. Пока энергичная девушка-гид призывала всех посмотреть направо и налево, итальянские синьоры оставляли довольно смешные комментарии: «Глянь-ка на эту виллу: точь-в-точь как мой дом на Сицилии». Самое большое впечатление на почтенную публику произвела речная система шлюзов. В тот момент, когда лодка стала подниматься, чтобы достичь нужного уровня воды, одна дама прямо упала на колени и стала молиться. Все смеялись, а она все молилась и бормотала какие-то слова. Вдоль берегов перед глазами степенно проплывали виллы, которые стали роскошным отелем или музеем или так и остались чьим-то домом. Есть даже вапоретто, которое архитекторы переделали под свои нужды, и, наконец, знаменитая вилла Пизани, построенная в 1774 году. Ради нее мы и сходим на берег. На вилле много тематических комнат – вот чайный сервиз посредине комнаты, значит, чайная комната. Здесь рояль и, соответственно музыкальный салон. Рядом приемный зал, где в 1934 году встречались Муссолини и Гитлер, тогда они еще могли наслаждаться музыкой, а всего десять лет спустя звучали только траурные марши. Сам Муссолини после встречи в Венеции сказал буквально следующее: «Этот назойливый человек... этот Гитлер – существо свирепое и жестокое. Он заставляет вспомнить Аттилу. Германия так и осталась со времен Тацита страной варваров...» Огромную территорию не обойти, но зато я успела в лабиринт, который закрывает свои двери ровно в 17:30. Сад-лабиринт – живая изгородь. Идешь, идешь – тупик. Идешь, идешь – тупик. До закрытия 15 минут – не могут же они меня тут оставить! Женщина, которая проверяла у меня билет, видела, что я вошла, значит, не бросят. И снова тупик. В центре лабиринта стоит красивая башня с изящной винтовой лестницей. На самом верху… Нет, не принцесса, конечно, но дама, которая щедро раздает подсказки. Забравшись на башню, чувствую, что спасена. А ведь с принцессами в башне все бывает как раз наоборот. Так или иначе, оказалось, что дама здесь работает. – Ой, какая у вас работа благодарная – спасать всех, кто потерялся. – Просто я спасаю... как бы лучше сказать... кусты. Люди в панике то и дело пытаются проделать выход там, где его быть не должно. – Есть какое-то правило, как выбраться? – Как только упираетесь в тупик, возвращаетесь и поворачиваете направо.

Проклиная Шекспира

В путеводителях по Италии, как правило, либо жалеют Верону, потому что ей выпала участь стать местом действия самой печальной повести на свете, либо ругают Шекспира за то, что вымышленные персонажи так сильно повлияли на будущее этого средневекового города. Сегодня здесь нет отбоя от желающих сыграть свадьбу. Хотя, как известно, у Ромео и Джульетты все закончилось не так радостно. Дом Джульетты, кстати, совсем не восхищает. А ее бронзовой статуе все натирают на удачу левую грудь, в результате чего половина бюста так сияет, что кажется обнаженной. Словом, в пяти минутах ходьбы на набережной Вероны романтики намного больше. Почему там никто не целуется и не признается друг другу в любви? Наверное, потому, что Шекспир никогда не бывал в Вероне и не знал, что набережная могла стать местом действия пьесы. В Вероне, как мне показалось, все стабильно и на века. Площадь Эрбэ с соседней разделяют ворота, в арке которых висит китовое ребро. По легенде, оно должно упасть на первого праведника, который пройдет мимо. Сколько лет прошло, а кость так и висит. То ли предсказание неверное, то ли праведников в Вероне бывает мало. Самое значимое сооружение города стоит как ни в чем не бывало с века I н. э. – Арена. Амфитеатр из розового мрамора – площадка, на которой с июня по сентябрь проходит знаменитый оперный фестиваль. Кому довелось побывать, говорят, что туристы в истоптанных кроссовках сидят здесь рядом с ухоженными дамами в бриллиантовых браслетах, но удовольствие от «Аиды» или «Травиаты» все получают одинаковое, и стоит оно дорогого. Пожалуй, опера под открытым небом – самый главный и, возможно, единственный повод вернуться сюда еще раз.

Начало классицизма

К счастью, Шекспир обделил своим вниманием город, который находится всего-то в 55 км от Вероны. В Виченцу едут ради того, чтобы взглянуть на работы великого архитектора Андреа Палладио. После чрезвычайно популярной Вероны кажется, что немногие знают о том, насколько прекрасна ее соседка. Андреа Палладио стал архитектором после 30 лет. Лично меня такие факты из биографии великих людей всегда вдохновляют. Открытия – новые города или свои собственные способности – побуждают к действиям. Так вот гениальный зодчий стал основоположником классицизма. До смерти в 1580 году он трудился на благо Венецианской республики и эпохи Возрождения. От изучения фасадов Палладио смогли отвлечь только запахи сыров и ветчины – на главной проходила ярмарка местных продуктов. Белые палатки загораживали все изящество палаццо, но за содержимое им можно было это простить: сицилианские каноли, корсиканский мед, джемы, ветчина, сыры и оливки со всех уголков Италии. Тут же столы, где можно съесть все купленное. Восхитившись Олимпийским театром, который архитектор начал в 1580 году, по проспекту Палладио я пришла в парк Сальви. Правда, наслаждалась спокойствием недолго – пока его не нарушили местные школьники. Разглядывать их очень любопытно. Во-первых, что за манера подворачивать джинсы! У всех юношей они хитрым образом закручены вокруг лодыжек так, что обвивают их, не позволяя брюкам спадать ниже. Все девочки одеты одинаково: кеды Converse, легинсы, футболка и рубашка нараспашку. Зачем придумывать форму, когда у подростков она существует негласно? Тем временем подошло время аперитива. Шприц (немного просекко, кампари, минеральная вода) в Венето пьют все, кроме школьников. Этот коктейль ярко-оранжевого цвета, горьковатый на вкус, создает настроение отпуска или как минимум выходного дня. К нему полагается оливка и закуска в виде картофельных чипсов, уплетая которые сам чувствуешь себя школьником. Подумав о том, что я уже видела, как выглядят школьники и студенты региона Венето, стало любопытно, чем еще кроме экскурсий по виллам занимаются пенсионеры. Проверить их здоровье и заодно заняться своим я отправилась на термальные курорты – Терме Эуганее неподалеку от Падуи.

От князей к грязям

Сделав пересадку в Падуе, через 10 минут я приехала в городок Монтегротто-Терме. Наиболее известный курорт – А бано, но добираться до него не так удобно. Местные термальные воды избавляют от многих неприятных недугов, вроде боли в суставах. Вода, которая выходит на поверхность с температурой 87°С, служит основой для образования термальных грязей – их римляне использовали начиная с I в. н. э. Лучшее доказательство эффективности этих природных ресурсов – бодрые местные жители. – Видите эту парочку? – спрашивает хозяйка кафе «У Марии», показывая на очаровательных пенсионеров. – Ему 90, ей 87. Каждый день у меня обедают. Их можно понять: такой изумительной пасты я давно не ела. Хозяйка бесплатно предлагала добавки, но при всем желании осилить гигантскую порцию было невозможно. Поблагодарив за щедрость, я пошла узнавать про грязелечение – так, из любопытства. В Абадо термальные скважины на каждом углу. Остановилась в ближайшем к станции отеле. Оказалось, что все процедуры расписаны на неделю вперед – меня записали на шесть утра. Грязи в ведра набирает большой мускулистый человек. Ловко орудуя приспособлением, чем-то похожим на тяпку, из специальных бассейнов он зачерпывает серо-зеленую кашу с характерным глиняным запахом. На одного человека уходит два ведра. В процедурных кабинетах стоят кушетки, на которые он же вываливает содержимое. Грязь горячая, поэтому из коридоров периодически доносятся стоны и покрикивания тех, кто решился покрыться грязью целиком, испытание не из легких. Масса не только горячая, но и тяжелая. После того как ее наносят на нужные части тела, человека укутывают в несколько слоев одеял и оставляют на четверть часа. Потом грязь смывают и предлагают полежать в термальной воде еще минут 10. Помимо курортов вокруг холмов разбросаны крошечные средневековые города. Чего стоит Монтаньяна, крепостные стены которой выглядят так, будто их только вчера возвели. Было бы здорово побывать здесь во время театрализованных рыцарских турниров или скачек. Такие декорации заслуживают зрелищ. Мне повезло чуть меньше: проходила выставка достижений сельского хозяйства. Помимо домашних животных и сельскохозяйственной техники, местные фермеры продавали то, что с их помощью удалось вырастить и приготовить. Думая о Венето, я все время останавливалась на Вероне. Неужели в популярности города виноват Шекспир? Проверить решила, как говорится, не отходя от кассы. Совсем рядом находится город Мантуя. Хоть он относится к соседней Ломбардии, но ехать до него совсем недолго – от Падуи около часа на электричке. Так вот автор известной трагедии выслал туда Ромео.

Ссылка в Мантую

Родина поэта Вергилия, город, где начинал творить Рубенс, Мантуя сегодня – уцелевший памятник эпохи Возрождения. Первое, что приходит в голову, – отправиться в центр города, где гулял в обличье купца Ромео, а затем побродить по королевскому дворцу семьи Гонзага, которая управляла городом с 1328 года и покровительствовала творческим гражданам. Разглядывая фрески в герцогском дворце палаццо Дукале, можно провести не один день. А чего стоят потолки? Например, деревянный, расписанный золотом, в форме лабиринта: отличная идея для тех, кто страдает бессонницей. За пределами дворца тоже много интересного. На торговых улицах каждая вторая дверь ведет в кондитерскую, где пекут традиционный пирог из песочного теста с орехами и шоколадом. Но мое внимание привлекла афиша выставки грибов. Действительно, в одном из зданий были расставлены длинные лавки, на которых были представлены все грибы, что можно найти в местных лесах в разгар грибного сезона. Отдельно стояли стенды: на них четко видно, какие грибы съедобные, а какие – нет. Первый стенд смутил меня намного больше: в Подмосковье я была бы уверена, что передо мной поганки, но вот итальянцы, оказывается, с удовольствием такое едят. По выставке гуляли в основном местные жители, которые так низко склонялись над живой экспозицией, словно впервые видели грибы не в своей тарелке. В 15:00 наконец-то открыла двери базилика Сант-Андреа, над которой трудились Леон Батиста Альберти и молодой Корреджо. Базилику строили для хранения реликвии – земли, промокшей от крови Христа. В Мантую ее привез солдат, который обратился в христианскую веру сразу после того, как ранил на Голгофе Христа. Фрески в базилике сделаны так искусно, что чувствуешь себя постоянно обманутым: ну вот та точно колонна – а нет, снова роспись. Поездка в Мантую оправдала Шекспира. В Средневековом городе еще сохранилась та атмосфера, которую туристы не испортили. Загадку своего отношения к Вероне решила разгадать с помощью все той же конфеты Bacetti. Читаю: «У женщины все – сердце, даже голова».