Рейтинг@Mail.ru
Поиск
x
Журнал №192, сентябрь 2019
Журнал №70, июнь–август 2019
Это новый сайт National Geographic Россия. Пока мы работаем в режиме бета-тестирования.
Если у вас возникли сложности при работе с сайтом, напишите нам: new-ng@yasno.media
ОАЭ: будущее в настоящем

Дубай: экологический оазис в пустыне

Текст: Роберт Кунзиг Фото: Лука Локателли
05 ноября 2017
/upload/iblock/117/1178a63935dd9447c1f1c5f3df9f15f5.jpg
Чудеса Дубая давно стали притчей во языцех. Посетители биодома «Зеленая планета» (Green Planet) обходят 25-метровое искусственное дерево, которое считается самым высоким на планете. Здесь воссоздан мир дождевых лесов и поселены три тысячи видов тропических растений и животных. В городе стремительно растет число «зеленых» зданий, отвечающих высоким стандартам энергоэффективности.
Фото: Лука Локателли
/upload/iblock/b8b/b8b67b23f2ff3867b84e1e3062853366.jpg
Питаясь энергией солнца, шестиметровая «Умная пальма» (Smart Palm) на пляже Джумейра-Бич неподалеку от отеля «Бурдж-эль-Араб» не только защищает от зноя. Это еще и точка доступа Wi-Fi, зарядка для телефона, фонарный столб, доска объявлений, камера видеонаблюдения и кнопка экстренного вызова. На городских пляжах и в парках таких палочек-выручалочек будет больше сотни.
Фото: Лука Локателли
/upload/iblock/736/7368f6d3b5dd85b886aa4323e912cc26.jpg
С десяток дубайских полей для гольфа притягивают немалую долю ежегодного 15-миллионного турпотока – и расходуют ценные водные ресурсы. Чтобы лужайки были зелеными, в 2010 году Гольф- и яхт-клуб бухты Дубай-Крик начал орошать поля очищенными сточными водами.
Фото: Лука Локателли
/upload/iblock/331/3311a17b6e57de7808007ce6250603f5.jpg
Чтобы полюбоваться этим видом Дубая, туристы поднимаются на небоскреб «Бурдж-Халифа» – самое высокое сооружение в мире (828 метров). Однако некоторые градостроительные планы призывают «спуститься с небес на землю» – оперный театр, например (внизу в центре), располагается на территории нового малоэтажного района, оазиса для пешеходов и общественного транспорта в царстве машин.
Фото: Лука Локателли
/upload/iblock/ec4/ec4e3eb9d1d312db326c7a3b9171dbb8.jpg
На компактных улочках «Экогорода» (в центре) пять сотен вилл купаются в тени друг друга, уменьшая нагрузку на кондиционеры, – в отличие от более просторных улиц, парковок и домов по соседству. Каждая вилла оборудована солнечными панелями; квартал «с нулевым энерго- потреблением» полностью обеспечивает себя энергией и выращивает сельскохозяйственные культуры в 11 куполообразных теплицах.
Фото: Лука Локателли
Десять лет назад столица одноименного эмирата была в числе мировых чемпионов по так называемой величине экологического следа. К 2050 году Дубай обещает побить обратный рекорд.
Дубай – город из бетона, стекла и стали, выросший среди выжженных солнцем аравийских песков за каких-нибудь три десятка лет. Здесь воплощаются в реальность самые дерзкие мечты. Не верите? Скорее берите горные лыжи! С улицы склон напоминает серебряный космический корабль, выставленный на всеобщее обозрение на первом этаже Молла Эмиратов. Внутри все тоже впечатляет: мимо бутиков Prada, Dior и Alexander McQueen вы проходите через стеклянные двери – и вас встречает горнолыжный комплекс Ski Dubai. Миновав нарисованные на стенах Альпы, вы застегиваете теплую куртку и натягиваете перчатки. Воистину кондиционеры творят чудеса!

Летом температура на улицах Дубая порой приближается к 50 градусам по Цельсию. Из-за близости к морю воздух напитан влагой так, что трудно дышать. А вот дожди большая редкость – в год выпадает меньше 100 миллиметров осадков. Более того, здесь нет постоянных рек и слишком мало земли, пригодной для выращивания сельскохозяйственных культур.

Сотни лет Дубай был рыбацкой деревушкой и маленьким торговым портом, едва сводившим концы с концами. Но в один прекрасный день нефть и бум на рынке недвижимости превратили эту деревушку в город, чей силуэт на фоне неба похож на фантастический мираж, а аэропорт занимает третье место по загруженности в мире. Как уверяют дубайские власти, их цель – сделать из столицы эмирата экогород. Логика понятна: за годы экономического взлета город стал символом расточительности – так бывает, когда переизбыток дешевой энергии множится на равнодушие к окружающей среде. Крытый горнолыжный курорт всего лишь один яркий пример. Куда больше ископаемого топлива съедают кондиционеры внутри стеклянных башен; да и водопровод в городских зданиях питается морской водой, которой хватило бы на наполнение сотни олимпийских бассейнов в день.

А чтобы отвоевать у моря берег для новых отелей и вилл, на месте коралловых рифов были построены огромные искусственные острова.

/upload/iblock/928/9283ade22a9ea2aa4c8d333a4164753d.jpg
Лука Локателли Ski Dubai – первый крытый горнолыжный комплекс на Ближнем Востоке. Здесь жители Эмиратов осваивают катание на одной из пяти трасс. Скоро неподалеку появится новый склон-рекордсмен: в преддверии Экспо-2020 город накрыла волна строительного бума.


В 2006 году Всемирный фонд дикой природы объявил Объединенные Арабские Эмираты страной с самым большим экологическим следом на душу населения во многом из-за углеродных выбросов. «Спасибо» Дубаю – на фоне других эмиратов он явно выделялся своими аппетитами. За следующие десять лет население города удвоилось, превысив 2,8 миллиона человек. Но тот же 2006 год запомнился и другим: Дубай начал меняться.

Сегодня прямо под шоссе шейха Зайда мчатся беспилотные поезда метро. Пассажиров в них не меньше, чем в машинах, забивших 12-полосную автомагистраль. Новый жилой квартал Sustainable City («Устойчивый город», или «Экогород») перерабатывает воду и отходы и производит энергии больше, чем потребляет. В пустыне строят огромную солнечную электростанцию; скоро она станет одним из мировых лидеров по производству дешевой экологически чистой энергии.
«Власть признала, что рост экономики не может быть устойчивым, если не контролировать выбросы», – говорит Танзид Алам, директор отдела климата и энергии из Общества дикой природы ОАЭ, местного партнера Всемирного фонда дикой природы.

«Власть» в Дубае – это его высочество шейх Мухаммед Бен Рашид Аль Мактум, 68-летний потомственный эмир, или попросту Правитель. Шейх Мухаммед возглавил государство в 2006 году. Согласно его указу, к 2050-му 75 процентов энергии Дубай должен получать из экологически чистых источников. Шейх хочет, чтобы углеродный след его родного города стал самым незначительным на планете.

Детство Мухаммеда бен Рашид Аль Мактума прошло в доме, освещенном масляными лампами. Воду из деревенского колодца возили в повозке, запряженной ослами. Этот дом принадлежал его деду, тоже эмиру – династия Аль Мактумов правит Дубаем с 1833 года. Дом этот по сей день стоит возле устья бухты Дубай-Крик – естественной гавани, благодаря которой и существует город. Отец шейха Мухаммеда, шейх Рашид ибн Саид Аль Мактум, вырос в том же доме и в молодости вместе со всеми согражданами пережил голодные времена, когда из-за Великой депрессии и появления культивированного жемчуга зачахло ремесло ныряльщиков за настоящим жемчугом – главный местный промысел тех времен.

Модернизация Дубая началась с приходом к власти шейха Рашида в 1958 году и особенно активизировалась с открытием нефтяных мес-торождений в конце 1960-х. Благодаря новому правителю появились электричество, водопровод и асфальтированные дороги. Он построил школы, аэропорт, а в 1979 году и 39-этажный Всемирный торговый центр (ныне Башня шейха Рашида) – самое высокое на тот момент здание на Ближнем Востоке.

Добыча нефти, как и добыча жемчуга, не может продолжаться вечно – и шейх Рашид это прекрасно понимал. В Дубае нефти мало – львиная доля месторождений ОАЭ находится на территории Абу-Даби. Так что, хотя Дубай и не был центром мировой торговли в 1979-м, шейх Рашид прочил свой город именно на эту роль. В том же году он открыл второй, более крупный, порт Джебель-Али в 40 километрах от Дубайской бухты.

Его сын Мухаммед заполнил пустующие земли между двумя портами, превратив Дубай в центр не только торговли и финансов, но еще и туризма, и сделок с недвижимостью. Что до недвижимости: каждому гражданину ОАЭ издавна полагался участок для строительства дома. Но в начале 2000-х, когда Дубай стал отдавать собственность во владение иностранцам, деньги потекли рекой. Землю поделили четыре крупных застройщика. Хлынувшие из Южной Азии рабочие быстро застроили город виллами и небоскребами, одетыми в стекло, – не лучший материал в стране палящего солнца, зато в почете у заказчиков. (Самим рабочим, понятно, было не до стекла: они ютились в лагерях, влача жалкое существование.)

Город вышел из берегов: «вклинился» в Персидский залив искусственными полуостровами – гигантскими насыпями карьерного песка; выплеснулся в Аравийскую пустыню. «Была какая-то одержимость застройкой пустыни, – говорит Яссер Ашештави, американский архитектор египетского происхождения, 20 лет преподававший в Университете ОАЭ в Аль-Айне. – Дешевая энергия. Машины есть. Так почему бы не строить?»

Шейх Мухаммед пошел дальше отца. Его мечта – чтобы Дубай был впереди планеты всей; его стратегия – завлечь в Дубай весь мир. Из 2,8 миллиона жителей около 90 процентов – иностранцы, обосновавшиеся там, где еще совсем недавно прозябали в нищете несколько тысяч арабов. Главное богатство столицы эмирата – это население, молодое и фантастически разнородное.

  Сегодня у Дубая много электроэнергии и нет проблем с водопроводом. Почти все это обеспечивает единственное промышленное предприятие, протянувшееся на четыре километра в Джебель-Али. Здесь Дубайское управление электроэнергетикой и водными ресурсами сжигает природный газ, вырабатывая 10 гигаватт электроэнергии. Остаточное тепло используется для опреснения морской воды – свыше 2 миллиардов литров в день. Газ доставляют по трубопроводу из Катара и танкерами – из США.

«Экономический кризис – лучшее, что с нами случилось».

Дубай, хотя и стоит на нефти, не может обойтись без импортного природного газа. Пытаясь объяснить, каково это, один из сотрудников Управления электроэнергетики и водных ресурсов крепко схватил себя за горло. Но у «удушения» есть и преимущество – оно может сподвигнуть на перемены.

Глобальный финансовый кризис 2008-го и 2009 годов свернул дубайский бум. Схлынули туристы, рухнули цены на недвижимость. Дубай погряз в долгах – спасибо, выручил Абу-Даби. «Может быть, экономический кризис лучшее из всего, что с нами случилось, – не было бы счастья, да несчастье помогло, – рассуждает Хабиба Аль Мараши, соучредитель Экологической группы Эмиратов, компании, которая занимается переработкой отходов и образовательными программами. – Он замедлил бешеные темпы застройки».

Переведя дыхание, город призадумался. Было несколько причин пересмотреть избранный курс. В Дубайском холдинге – строительной компании, принадлежащей шейху Мухаммеду, по словам тогдашнего его сотрудника, консультанта по энергетике Робина Миллза, «не понимали, откуда брать энергию для всех этих гигантских новостроек». В воздухе носились новые идеи, сулившие блага для экологии. Из песков Абу-Даби начал подниматься Масдар-Сити, спроектированный компанией звездного архитектора Нормана Фостера и обещавший стать первым в мире безуглеродным городом – городом без машин, питающимся энергией солнца.

В феврале этого года я наведался в Солнечный парк Мухаммеда Бен Рашид Аль Мактума в пяти десятках километров к югу от делового центра города. Дубайское Управление электроэнергетики и водных ресурсов как раз заканчивало установку солнечных панелей мощностью 200 мегаватт, заключив контракт еще на 800 мегаватт – стоимостью 2,99 цента за киловатт-час. К 2030 году мощность комплекса должна составить 5 тысяч мегаватт. Кроме того, управление призывает жителей устанавливать солнечные панели на крышах своих домов.

После бума расточительства Дубай пытается ограничить спрос на электричество и воду. Как утверждает глава Совета по экологическому строительству ОАЭ Саид Аль Аббар, их стоимость значительно возросла, и строительство больше не ведется так, будто энергия и вода неисчерпаемы. Стеклянных фасадов никто не отменял, но дома, к примеру, должны быть оборудованы солнечными водонагревателями, которые автоматически понижают потребление электричества в отсутствие людей. «Перемены налицо», – говорит Аль Аббар. При его участии проектируется одно из первых в Дубае офисных зданий «с нулевым потреблением энергии»: оно сможет само производить все необходимое ему электричество.

Первый жилой квартал с нулевым энергопотреблением появился к югу от города. Как говорит застройщик Фарис Саид, променявший стеклянные башни на «зеленые» проекты, секрет «Экогорода» не только в солнечных панелях, затеняющих каждую парковку и террасу на крыше, и не только в солнечных водонагревателях, снабжающих каждый дом. Он кроется в простых решениях – например, расположить пять сотен Г-образных домов на узких улочках настолько тесно, чтобы в полуденный зной они отбрасывали друг на друга тень.

/upload/iblock/682/682344c69196b8c612877ea89aa13a62.jpg
Лука Локателли Открытый в 2016-м, трехкилометровый Дубайский водный канал соединяется с Персидским заливом и городской естественной гаванью. Проект увеличивает площадь ценной береговой зоны, предназначенной для продажи, строительства жилья, общественных парков и пешеходных троп и пристаней для яхт.


Все эти усилия уже начали приносить плоды. Сокращаются объемы потребления воды и электроэнергии, а также выбросы углекислого газа на душу населения – главные виновники гигантского экологического следа. Ныне среднестатистический житель Дубая «выбрасывает» меньше 18 тонн в год, совсем ненамного больше, например, жителя США. Но общий показатель потребления и выбросов все же растет: население-то увеличивается. Жители нового квартала, где все продумано для удобства пешеходов, могут легко дойти до ресторана, продовольственного магазина и мечети, да и школа тоже недалеко – но до любого из многочисленных торговых центров Дубая отсюда ехать 16–25 километров. Метро удобно, спору нет, но увы – до «Экогорода» оно не дотянулось.

Проектировщики изобретают новые способы организовать пространство 

Янус Росток, перебравшийся в Дубай из Копенгагена, – главный архитектор компании «Аткинс», подарившей городу метро, отель «Бурдж-эль-Араб», знаменитый «Парус», и Дубайскую оперу, сегодня возглавляет проект по преобразованию территории вокруг небоскреба «Бурдж-Халифа» в район малоэтажных магазинчиков и ресторанов. Возле Молла Эмиратов Дубайский холдинг, принадлежащий шейху Мухаммеду, планирует создать полуторакилометровую зону под названием «Джумейра-Сентрал», где сотни зданий будут сгруппированы в небольшие кварталы, которые легко обойти пешком.

Жители Эмиратов, коренные и приезжие, не сговариваясь, спешат упомянуть о решительности шейха Мухаммеда. «Мы не перегружаем себя формальностями, – говорит Хусейн Лута, генеральный директор муниципалитета. – Здесь проекты осуществляются за считаные дни, а в других местах тянутся годами». Дело не только в отсутствии бумажной волокиты: в стране, где ограничена свобода печати, нет политических партий и свободных выборов, программы Правителя не обсуждаются. В годы строительного бума эта система породила неуемную экспансию и безрассудные проекты вроде архипелага «Мир» из трех сотен островов, по форме напоминающих континенты, которые по большей части так и остались необитаемыми. Но она же дала жизнь грандиозному нововведению – дубайскому метро, которое было построено меньше чем за десять лет и открыло двери пассажирам в разгар финансового кризиса. Это дарит поборникам экологии надежду. Быть может, самый веский повод для оптимизма – то, что требования экологии находятся в прямой связи с требованиями экономики. Дело не только в том, что солнечная энергия обходится дешево. По словам Ростока, Дубай меняет курс, ибо у него попросту нет выбора – он конкурирует с другими городами за финансы и людей, а экологичность нынче в моде.

Город не намерен останавливаться в своем развитии. Стену кабинета директора муниципалитета Хусейна Луты украшает серия аэрофотоснимков, демонстрирующих, как менялся облик Дубая с 1935 года, когда он был захудалой деревушкой. В центре – видение из будущего: берег, облепленный искусственными островами. Идея понятна: к 2030 году население Дубая может вырасти вдвое, перевалив за пять миллионов. Главные проблемы растущего мегаполиса будут связаны, скорее, не с энергией, а с водой. Мелкое, почти закрытое море – Персидский залив уже сейчас на несколько процентов солонее океана, и это не предел. Плотины в Турции и Ираке «перенаправляют» пресную воду, климатические изменения увеличивают испарение, еще больше накаляя и без того свирепую дубайскую жару, а опреснительные установки выбрасывают отработанный горячий «рассол». Со временем вода будет все хуже поддаваться опреснению и станет слишком соленой для морских обитателей, когда-то кормивших Дубай. Но власти преисполнены оптимизма. «Мы все же думаем, что справимся, – говорит Лута. – С современными технологиями возможно все».

Технологии и вправду позволяют многое. К примеру, когда вдоволь солнечной энергии, отчего бы с легким сердцем не прокатиться на лыжах в торговом молле? Летом люди уже сейчас стараются как можно реже выходить на улицу, а к началу следующего века в особо жаркие и влажные дни пребывание на открытом воздухе вообще может стоить жизни.

Город есть, но, может, лучше бы его здесь не было? Этот вопрос я адресую Аламу. «Это неправильный вопрос, – отвечает он. – Дело, скорее, в том, чтобы признать, где мы сегодня и что сделать, чтобы стало лучше».